Простой рецепт преодоления коррупции

Как преодолеть коррупцию в Украине? Рецепт прост. Он состоит из трех компонентов: наличия одного независимого правоохранительного органа по борьбе с коррупцией; максимального открытия информации, которой владеет государство; а также воспитание украинских антикоррупционных экспертов и развитие прикладных антикоррупционных исследований. Все три компонента одинаково важны, их следует реализовывать параллельно. Все три процесса в Украине уже запущены, однако их нужно довести до логического завершения.

Как запустить независимый правоохранительный орган?

Украина существенно изменилась после Евромайдан, однако не лишилась признаков «захваченной государства», в которой ключевые государственные институты контролирует группа или несколько групп связанных лиц, получающих доступ к государственным средствам и крупнейших национальных ресурсов.

До сих пор в Украине действует полный замкнутый цикл большой политической коррупции, когда несколько олигархических бизнес-элит «инвестируют» незаконно полученные активы (преимущественно, «черную» наличность) в выборах всех уровней и политических игроков в целях контроля за будущими решениями чиновников. Последние, в свою очередь, благодаря дискриминационным и коррупционным решением, помогают генерировать и приумножать капитал олигарха.

Залог процветания великой политической коррупции – безнаказанность чиновников. В то же время, реальный риск попасть в тюрьму и потерять преступно приобретенное имущество – действенная мотивация для чиновников не воровать и не злоупотреблять своими обязанностями или связями для личного обогащения. Предпосылкой безнаказанности является коллапс правоохранительной и судебной систем, которые десятилетиями использовалась высшей политической элитой для покрытия коррупционных преступлений, а не их расследования.

Решить задачу лишения свободы коррумпированных чиновников при власти и конфискации полученных коррупционным путем состояния призвано Национальное антикоррупционное бюро Украины. Зачем создавать новый правоохранительный орган, если можно реформировать действующие структуры? Дело в том, что в Украине отсутствуют правоохранительные органы в классическом понимании этого слова.

Невозможно реформировать то, чего нет. Есть только остатки системы, которая годами выстраивалась как коррупционный механизм и инструмент покрытия грабежа государственных ресурсов политической псевдо-элитой. Правоохранительная и судебная системы выталкивали из себя честных профессионалов, которые не подвергались правила игры, где за деньги можно открывать или закрывать уголовные дела.

Ярким примером псевдо-институты есть прокуратура. Одна из ее функций – процессуальный надзор за другими правоохранительными следственными органами – МВД, СБУ, налоговой милицией.

Бывший генпрокурор Януковича Виктор Пшонка прикрывал грабеж экс-президентом и его окружением государства на миллиарды. Генпрокурор времена нового украинского президента, Виталий Ярема, не довел до суда ни уголовного производства в отношении украинских экс-чиновников, внесенных в санкционного списка ЕС. Более того, к власти вернулись близкие к Януковичу лица. Например, Сергей Клюев год находится в санкционный список ЕС, однако не преследуемый прокуратурой в родной стране. Уже в ноября 2014 года он был переизбран в украинский парламент и получил действенный в то время в Украине инструмент защиты – депутатскую неприкосновенность. Подобная судьба могла бы ожидать и Юрия Иванющенко, одного из ближайших соратников Януковича, если бы общественность не подняла шум вокруг отсутствия в отношении этого лица уголовных производств.

Поскольку прокуратура не способна довести до суда даже очевидные экономические преступления бывших чиновников, общество теряет надежду на то, что правоохранительные органы расследовать правонарушения должностных лиц, принадлежащих уже к новой власти, и веру в возможность построения более справедливого общества. Понимая это, в января 2015 года депутаты-члены антикоррупционного комитета Верховной Рады инициировали сбор подписей за выражение недоверия Генеральному прокурору. В результате Виталий Ярема ушел с должности. Но смена руководителя ГПУ автоматически не включается механизмы бесперебойной работы прокуратуры и реформы во всей системе правоохранительных органов.

Новой кровью, запустит правильные процессы и реакции в организме правоохранительной системы, призвано стать Национальное антикоррупционное бюро (НАБ), директора которого сейчас выбирает конкурсная комиссия, состоящая из авторитетных в обществе людей и профессионалов. НАБ иметь полномочия расследовать коррупционные преступления высокопоставленных и, как ожидается, будет отличаться среди других действующих правоохранительных органов высоким уровнем независимости от политических влияний.

Как лакмусовая бумажка, Бюро уже с первыми расследованием финансовых преступлений четко выявит, что именно не функционирует в постсоветской системе уголовной юстиции и что нужно изменить, чтобы подследственные оказались на скамье подсудимых.

Для того, чтобы НАБ стало качественно новым, элитным, профессиональным правоохранительным органом, международные доноры Украины и эксперты совместно с гражданским обществом и СМИ должны объединиться и добиться максимальных гарантий независимости Бюро и его директора еще до начала работы органа.

Прописаны в законе высокие должностные оклады для работников НАБ является серьезной гарантией независимости следователей и оперативных работников нового правоохранительного органа. Прозрачный конкурс на должность Директора гарантирует, что НАБ возглавит незаангажированный профессионал с волей ввести новые и уровни, понятные для всех правила игры.

С первых же дней работы Бюро должно быть максимально встроено в систему международных правоохранительных и антикоррупционных государственных учреждений и организаций. Должны быть подписаны соглашения о сотрудничестве и налаженные личные контакты между сотрудниками НАБ и коллегами из стран-членов ЕС, США, Канады и других. Очевидна необходимость наладить взаимодействие Бюро по украинскому-европейской следственной группой, которая бы имела полномочия проводить уголовные расследования по использованию денег финансовой помощи ЕС. Идея создания такого общего следственного органа была представлена ​​Еврокомиссией еще в прошлом году. Совместная работа НАБУ с такой группой станет дополнительной гарантией независимости Бюро и наращивание профессиональной способности новых следователей, прокуроров и детективов.

Перед Бюро стоит и другое общественно-важная задача – внедрить новые подходы к расследованию финансовых преступлений лиц и восстановить доверие людей к правоохранительной системе, вернуть ценности чести и достоинства среди правоохранителей.

Первые эффективные результаты работы НАБ – в виде заключенных коррупционеров-чиновников и конфискованного коррупционно приобретенного имущества – стимулировать стремительное очистки и реальную реформу всей правоохранительной и судебной системы в государстве.

Зачем открывать информацию, которой владеет государство?

Так сложилось, что Украина роль правоохранительных органов в расследовании крупнейших коррупционных схем играют СМИ и общественные организации. Если гражданин сталкивается с проблемой коррупции и хищениям бюджета, он скорее обратится за помощью к журналистам, которым доверять, чем в прокуратуру.

Хорошо подкреплена фактами аналитическая публикация-разоблачения коррупционной деятельности уже своим появлением в свет запускает реакцию – риски коррупции растут в разы: контракт могут разорвать, коррупционера при власти – освободить, схему непрозрачного распределения природных ресурсов – ликвидировать. В то же время с прокуратурой можно договориться о прекращении производства, или играть дело в суде или на уровне выполнения решения суда, может затянуться на годы, не препятствуя коррупционной деятельности.

Ключевой предпосылкой качественных журналистских и общественных антикоррупционных расследований максимальный доступ к информации, которой владеет государство. Именно поэтому идет борьба за открытие данных, которые позволяют собирать факты о доходах и расходах государства и чиновников. Критически важны данные и документы о государственных закупках, реестров юридических лиц и их бенефициарных собственников, владельцев недвижимости и земельных участков, финансовых отчетов публичных акционерных обществ, деклараций о доходах и расходах чиновников, судебных решений и материалов, расходов государственных учреждений и организаций.

За последний год произошел ряд позитивных законодательных сдвигов в этом направлении. Нынешним задачей остается их эффективная имплементация. Открытые данные должны быть в удобном для анализа и сравнения формате, государственные публичные реестры и ресурсные порталы должны регулярно обновляться и содержать достоверную информацию, включая историей изменений.

Международные доноры могут помочь и власти, и гражданскому обществу с процессом раскрытия информации и разъяснения активным гражданам, заинтересованным контролировать власть, практических инструментах и ​​отдельных кейсах, как открытые данные могут стать мощной антикоррупционной оружием.

В Украине существует голод не только на эффективные антикоррупционные шаги, но и на собственных профессионалов, которые могли бы эти шаги разработать и воплотить в жизнь. Приглашение иностранцев на высокие должности в правительстве и правоохранительных органах лишь подтверждает необходимость срочно инвестировать в воспитание украинских антикоррупционных экспертов и развитие прикладных антикорупцийнийх исследований. Это касается как государственных служащих, так и представителей институтов гражданского общества. Был принят комплексный пакет прогрессивных антикоррупционных законов, но только несколько украинских экспертов понимают, как эти законы должны быть воплощены в жизнь и какими должны быть их результаты.

Создается Национальное антикоррупционное бюро (следственный орган) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (превентивный орган), однако нет никакой профессиональной учебной программы, которая бы подготовила следователей, аналитиков, экспертов для работы в этих структурах.

Важные государственные информационные ресурсы стали публичными, но эти открытые данные станут мощной антикоррупционной оружием лишь тогда, когда сотни и тысячи недавно активизированных граждан по всей стране, которые готовы контролировать власть, научатся искать, анализировать эту информацию и использовать ее в публичных кампаниях общественного давления. Международные доноры и организации направили в Украину многие эксперты и советников, которые должны удовлетворить спрос на антикоррупционную экспертизу, однако проблема в том, что нет универсальных антикоррупционных инструментов для каждой страны. В Украине проблемы коррупции имеют свою глубинную специфику, обусловленную сложными экономическими, культурными и политическими постсоветскими процессами, особенностями правовой системы.

Многие международные организации, иностранных агентств развития готовы помочь Украине в противодействии коррупции. Но направление десанта из советников и экспертов лечит только временные симптомы болезни, а не ее причины. В то время как нужно развивать системные институты для формирования внутренней антикоррупционной экспертизы в Украине. Например, создание на базе прогрессивного украинского университета или антикоррупционного учебного и исследовательского центра. Центр, с привлечением международных специалистов и лучших украинских практиков, проводить краткосрочные и долгосрочные междисциплинарные учебные программы, которые позволят подготовить новое поколение украинских профессионалов в сфере противодействия коррупции. Эксперты Центра проводить качественные междисциплинарные исследования и искать решения практических насущных проблем по эффективно государственного управления и развития прочных государственных институтов в Украине. Создание такого Центра не требует больших ресурсов и стоит меньше, чем десант иностранных советников и экспертов, но будет долгосрочный устойчивый эффект для Украины.